ourpast

Готовимся к учебному году

На улицах города всем студентам запрещается драться на мечах, ножах, кинжалах или других орудиях; шляться  по улицам в костюмах или масках; орать по ночам, как дикие ослы; участвовать в запрещённых играх в тавернах и на близлежащей территории, а также в соседних городу селениях; совершать любые непотребные поступки; покушаться на спокойствие, здоровье или собственность других людей.

Статут Лейпцигского университета, 1484

education

from ‘Ask the Past’ by Elizabeth P. Archibald

 

Реклама

Делегат с Васильевского острова… В память о Дмитрии Пригове

Однажды закончилось  одно из заседаний съезда РСДРП в Цюрихе.  Все уже разошлись, только группа товарищей из ЦК задержалась.  Был ясный летний день, яркое солнце заливало комнату и освещало молодые порывистые лица.

Тут Владимир  Ильич заметил в дальнем углу девушку,которая что-то быстро записывала в блокнот. Девушка была прекрасна:  высокая,  стройная,  огромные голубые глаза, правильные и мягкие черты лица, хорошо очерченный подбородок, огромная русая коса до пояса.

425480_900

Владимир Ильич спросил кого-то из товарищей,  и ему ответили, что это делегат от Васильевского острова. Владимир Ильич подошел к девушке,  добро и внимательно посмотрел на нее и сказал: «А товарищи с Васильевского острова не лишены чувства прекрасного.»

Девушка зарделась,   потупила   глаза  и  отвечает: «Прекрасное — это наша борьба за светлое будущее.»

Владимир Ильич  отвечал:  «Товарищи с Васильевского острова не лишены чувства разумного.»

Девушка отвечала:  «Разумное  это то,  за чем будущее.» Ленин обернулся  к  товарищу Сталину и сказал:  «Вы представляете, Иосиф Виссарионович, какую жизнь мы построим с этакой молодежью!» Сталин отвечал: «У нас на Кавказе говорят: если девушка красива — честь ее родителям, если умна — честь ее народу.»Девушка потупилась,  провела рукой по волосам и отвечала:  «Честь моим родителям, что вырастили меня честной и скромной,  честь моему народу, что вырастил меня с чувством правды и справедливости.»

Владимир Ильич улыбнулся и спрашивает Сталина: «Что у  вас говорят в этом случае?» Иосиф Виссарионович улыбнулся,  ласково сощурил глаза и отвечает: «У нас на Кавказе в этом случае не говорят, а влюбляются.»

062

В это время подошли сзади Мартов  и  Плеханов.  Оба они давно уже сватали своих дочерей за Ленина. Посмотрели они с презрением на делегата от Васильевского острова и говорят:  «У наших дочерей партийный стаж перевалил за десяток лет, сами мы в партии с юности, прошли каторги и ссылки, когда она еще пешком под стол ходила. Да и родители у нее еще не известно кто.»

Владимир Ильич  посмотрел на Сталина и говорит:  «А ведь товарищи правы.» Улыбнулся Сталин лукаво  в  усы  и отвечает:  «Давайте устроим проверку. Кто пройдет, тот и прав.» Велели позвать  дочерей Мартова и Плеханова. Пришли они толстые, старые, с недовольными лицами. Владимир Ильич говорит: «Вот первый вопрос: кто такие большевики и кто такие меньшевики? Ничего не смогли ответить дочери Мартова и Плеханова. А девушка, делегат с Васильевского острова, откинула русую косу за спину,  посмотрела открытым взором прямо в глаза Владимиру Ильичу и отвечает: «Меньшевики — это те, которых сейчас больше,  но потом будет меньше. А большевики — это те,  которых сейчас меньше,  но  потом  будет больше.» Подивились все товарищи из  ЦК  мудрому  ответу,  а Владимир Ильич от удовольствия даже правой рукой по правой коленке ударил. Вторым заданием  было  пронести  листовку на завод. Дочерей Мартова и Плеханова сразу  же  поймала  полиция, потом их выпустили с большим трудом.  А девушка, делегат от Васильевского острова, не только пронесла листовку на завод,  но сумела и стачку организовать, и довести ее до победного конца. Подивились все товарищи из ЦК на такую зрелую работу,  а Владимир Ильич прищурил глаза и по-другому взглянул на девушку.     «Хорошо, хорошо,  — говорит Владимир Ильич,  —  вот вам последнее задание. Поступили к нам сведения, что завелся в наших рядах предатель. Выявите его.» Как ни старались дочери Мартова и Плеханова, но так и не смогли выявить предателя. А девушка, делегат с Васильевского острова, посмотрела в толпу людей, и вышел из толпы Зиновьев и говорит:

«Не  могу  больше выносить этого честного пронзительного взора. Я предатель.» С тех пор немало предателей выявила таким образом девушка.

Подивились все товарищи из ЦК  такой прозорливости, а  Владимир Ильич говорит Сталину:  «Что скажешь?»cms

Улыбнулся Иосиф Виссарионович,  покачал головой и  отвечает:

«Прямо  бы  сейчас  украл бы ее и увез к себе на Кавказ, если бы не была  она  нужна  нам  для  партийной  работы

здесь.»     А девушка сдержала улыбку,  убрала волосы со лба  и отвечает:  «Если партия пошлет на Кавказ,  поеду на Кавказ.» Анкетные данные у девушки оказались в порядке,  характеристика хорошая,  да и ЦК поддержал ее кандидатуру.

Звали ее Надежда Константиновна Крупская.  С тех пор была она с Лениным везде.  Вместе  с  ним коротала она долгие холодные ночи в Шушенском.  Была она с ним и на памятном крейсере «Аврора»,  когда он из всех 40 своих легендарных орудий в щепки разнес Зимний дворец — оплот самодержавия.  Была она и у смертного одра  Ильича.     И родились у них три сына.  Первый пошел в  крестьяне,  второй в рабочие.  Третий — в солдаты.  Растут сыновья,  и все больше продуктов дает стране  первый  сын, все  больше  товаров  дает стране второй сын,  все зорче стережет страну третий сын.

 По материалам http://www.lib.ru/

Выбираем энергетик

Что вызывает жажду, как её утолить, что не следует пить, мнение профессоров медицины о модных напитках… Ответы на все эти вопросы представляют огромный интерес для велосипедистов.

О всяких новомодных тониках с повышенным содержанием железа, напитках, очищающих кровь, и волшебным образом восстанавливающих силы можно сказать только одно – забудьте о них. Обо всех до единого. Немедленно. От них больше вреда, нежели пользы.

Кола и подобные напитки действительно вызывают прилив сил, способствуют развитию выносливости, улучшают самочувствие, но при одном условии – если вы будете принимать их во всё возрастающих дозах. Но когда-то же этому придёт конец, и что потом? Коллапс.

Если нужно взбодриться, нет ничего лучше стакана прохладной воды с чайной ложкой Говяжьего сока от Уайета. Питательность этого напитка как у стейка в полфунта.

Victor Neesen, Dr. Neesen’s Book on Wheeling, 1899

мясной_сок

Улучшаем память

«Привяжи к правой руке с внутренней стороны левую лапу барсука или его зуб. Натирай виски желчью куропатки (натирай тщательно, до полного впитывания). Проделывай это раз в месяц и у тебя будет хорошая память»

The Second Part of the Secretes of Maister Alexis of Piemont, 1563

Ask the Past by Elizabeth P. Archibald

Edward Topsell, The History of Four-Footed Beasts, 1607

Edward Topsell, The History of Four-Footed Beasts, 1607

Барбекю и медицина

Есть отличное средство остановки кровотечения. Возьми кусок солонины (подойдёт только постная говядина!) размером с рану, прогрей до высокой температуры на горячих углях, помести в рану и тут же наложи повязку. Это немедленно остановит кровь. До полной остановки кровотечения, оставь кусок мяса в ране на некоторое время.

A Rich Store-House or Treasury for the Diseased, 1596

5f206e15-7742-49a5-8840-c547b5835b03

Средневековый секс в 10 пунктах

По материалам сайта oddee.com и исследований ванкуверского блогера и писателя Дэвида Мортона blog.dmorton.ca

Не разведи в Средние века Христианская церковь такой активности, в 19 веке Зигмунду Фрейду было бы решительно нечем заняться. Базовое понимание секса, которого мы придерживаемся и по сей день, было сформулировано именно во времена Средневековья, в том числе, на основе странных, а иногда и суровых церковных уложений.

Церковь имела мнение и установки в отношении практически всех аспектов сексуальной жизни. Измена и внебрачные связи в некоторых случаях причислялись к смертным грехам, хотя к проституции церковь относилась попустительски, считая её злом, без которого нельзя обойтись. А в период раннего Средневековья так и вовсе разрешалось священникам жениться и иметь детей.

Несмотря на неприязненное отношение к сексу, Церковь, похоже, проявляла к нему нескрываемый интерес. Детальное описание половых актов в трудах некоторых церковников заставляет чуть ли не физически ощутить удовольствие авторов, получаемое от написания этих строк. Поэтому крайне любопытно, как же теологи умудрялись подолгу полемизировать на эту тему, если они были просто слегка заинтересованы в предмете.

Итак, по пунктам.

1. Куртуазная любовь

picd1x

Церковь запрещала прямое выражение сексуальных желаний, но средневековое понятие куртуазной любви предполагало возможность любовных отношений, существующих где-то между эротикой и родством душ. Один автор определил куртуазную любовь как что-то «одновременно незаконное и высокоморальное, страстное и дисциплинирующее, унизительное и вдохновляющее, приземлённое и божественное».

Куртуазная любовь ассоциируется с рыцарем, который влюбляется в какой-то им самим созданный безупречный образ или в замужнюю даму. Он восхищается ей издалека, ради неё идёт на войну и жертвует своей жизнью.

Трубадуры часто исполняли любовные песни на тему куртуазной любви с лёгким сексуальным подтекстом. Вот строчки из одной незатейливой испанской песенки Дева у ручья:
Her adoring boyfriend meets her there:

a mountain stag makes the waters stir.

Happily in love, in love she’s happy.

 

Любимую встречаешь у ручья,

Олени горные сбираются на водопой,

С тобою счастлива в любви она,

Так счастлива с тобой.

 

2. Адюльтер

000mdgdsx55

Для любого носителя христианской морали секс никогда не был частью уравнения: целибат – идеальный метод контроля сексуальной жизни; секс – только в браке. Если кому-то припёрло, он должен был помнить, что секс до свадьбы или измена были сопряжены с серьёзным риском. Священники были обязаны докладывать о фактах измены или развратном поведении, а наказанием могли стать годы епитимьи и даже казнь.

Но не только Церковь выступала за чистоту отношений. Знать так же неодобрительно относилась к внебрачным связям, в первую очередь, из-за вопроса наследования. Был один случай с французским королём (прим. – Мортон утверждает, что речь идёт о Филиппе Красивом, однако его версия весьма сомнительна), который прознал, что три его дочери предаются греховным утехам с рыцарями. Разъярённый король публично выпотрошил нечестивцев, а дочерей сослал в монастырь, где одна из них предположительно была убита.

В обычной жизни к таким вещам отношение было гораздо более мягким, особенно в сельской местности, где сексуальным шалостям вообще никто не удивлялся. Или священник склонял «грешников» к браку, или, если женитьба была невозможна, накладывал епитимью на несколько лет.

3. Позиции

a418_adultery2

Церковь указывала не только при каких условиях секс дозволяется, но и как вы должны им заниматься. Всё кроме миссионерской позы считалось противным природе и, следовательно, греховным. Позы «женщина сверху» и a tergo («мужчина сзади») не одобрялись как нарушающие естественное распределение ролей между полами. Анальный и оральный секс тоже причислялись к грехам, потому как применялись только для наслаждения, а не для продолжения рода (для чего, собственно, секс и нужен).

Наказание за использование таких «извращений» было суровым: 3 года епитимьи за «женщину сверху», оральный секс или a tergo, что считалось вторым по тяжести грехом после анала.

Таково было официальное мнение Церкви, однако некоторые прогрессивные теологи ставили его под сомнение. Альберт Магнус назвал 5 поз и расположил их по порядку убывания приемлемости: 1) миссионерская поза, 2) на боку лицом к лицу, 3) сидя, 4) стоя и 5) a tergo. Магнус утверждал, что миссионерская поза – самая естественная, но в использовании «других, хоть и спорных с точки зрения морали, нет смертного греха. В определённых ситуациях (например, при ожирении), они могут не просто допускаться, а активно применяться на практике».

4. Гомосексуализм

a418_homo

Отношение Церкви к гомосексуализму было чётко определено католическим богословом Питером Дамианом в его Liber Gomorrhianus (Книга Гоморры). Содомия считалась противоестественным актом и включала следующее: «сольную» мастурбацию, взаимную мастурбацию, интрафеморальный секс (между бёдер), a tergo или анальный секс (это словосочетание жутко оскорбляло читателей, поэтому применялось редко). Святой Фома Аквинский расширил понятие содомии, добавив к нему все виды проникновения кроме вагинального. Лесбиянство также считалось грехом.

В XII-XIII веках Церковь начала преследования за сексуальные преступления. Содомия каралась смертной казнью – избиением до смерти, сожжением, повешением. В случае если в прелюбодеянии уличён священнослужитель, его подвешивали в специальной клетке и оставляли умирать от голода.

При этом существуют свидетельства гомосексуализма высокопоставленных персон. Считалось, что английский король Ричард I (Львиное сердце) был гомосексуалистом; по слухам, он познакомился со своей женой Беренегарией, поскольку состоял в сексуальных отношениях с её братом, будущим королём Наварры Санчо VII.

Ходило мнение, что у Ричарда также был роман с французским королём Филиппом II. Историки тех времён писали, что они «ели из одного блюда и ночью спали в одной постели» и «испытывали друг к другу страстную любовь».

5. Мода на маскулинность

poulaine-300x133 xF9D5

Ключевыми её элементами были гульфик (о нём мы рассказывали не так давно) и остроносые башмаки poulaine, длина которых намекала на длину пениса их хозяина. Само собой, Церковь неодобрительно относилась к этой одежде и называла это «дьявольской модой».

6. Дилдо

a418_dildo

Существуют некоторые средневековые свидетельства применения женщинами дилдо, в частности, в церковных книгах покаяний, где перечислялись наказания за грехи.

«— Что если женщина будет использовать какое-то устройство в форме мужского органа, чтобы получить греховное удовольствие?

— В течение 5 лет по всем церковным праздникам она будет исполнять послушание».

Само слово «дилдо», согласно Оксфордскому словарю английского языка, не использовалось до эпохи Возрождения. Образовано оно, возможно, по ассоциации с маленьким продолговатым хлебом, приправленным укропом – «dill» – укроп, «dough» – тесто.

Один ренессансный писатель отмечал особую популярность итальянских дилдо (прим. — перевод пытаюсь подстроить под странную манеру автора менять ударения):

You ladies all of merry England

Who have been to kiss the Duchess’ hand,

Pray, did you not lately observe in the show

A noble Italian called Signor Dildo? …
A rabble of pricks who were welcomed before,

Now finding the porter denied them the door,

Maliciously waited his coming below

And inhumanly fell on Signor Dildo …

 

Вниманию английских светских дам

Представлен благородный господин –

Синьор Дилдо из жарких южных стран

Приехал на беду мужчин.

 

Приказы слышатся и тут, и там:

«Амантов прежних в двери не впускать!»

Одно стремленье на уме у милых дам –

Синьора Дилдо оседлать

 

7. Девственность и целомудрие

a418_chastity

Целибат, символом которого считалась Дева Мария, считался одним из способов поклонения Господу. При этом в Средние века девственность была желанным, но недостижимым идеалом – ни для аристократов, ни для простолюдинов.

Но был способ переродиться девственным. Церковь предоставляла такую услугу не только для женщин, у которых просто был секс, но даже для рожавших, – женщина каялась в грехах, проходила через годы послушания и проводила остаток жизни в монастыре. Женщины, избравшие этот путь, как бы отказывались от своего участия в первородном грехе (от склонения Адама к тому, чтоб попробовать плод Древа познания) и присоединялись к так называемому культу Девы.

8. Проституция

18f68705b38f

Проституция в Средние века процветала, вне зависимости от того, какое мнение Церковь имела на её счёт.

В больших городах проститутки могли заниматься своим ремеслом анонимно, и профессия эта считалась честной и весьма ценной.

Некоторое время Церковь даже одобряла проституцию, относясь к ней как к приемлемому злу, поскольку проституция считалась мерой профилактики измены и гомосексуализма. Святой Фома Аквинский, один из самых суровых богословов, писал: «Если запретить проституцию, общество утонет в разврате».

Самые уважаемые проститутки трудились в борделях, открытых почти в каждом городке. Кое-где проституток обязывались носить некие знаки отличия, например, фату с жёлтой полосой. Женщины, практиковавшие занятия проституцией вне борделя, часто сталкивались с проблемами, некоторых даже сажали в тюрьму, пытали и забивали до смерти.

9. Контрацепция

a418_condom

В Средние века Церковь была более сосредоточена на проблеме греховной сути наслаждения, получаемого от «неестественного» полового акта, нежели вопросе контрацепции. Среди теологов, как и сейчас, ходили разные мнения, но, как бы то ни было, контрацепция не рассматривалась как очень серьёзная моральная проблема, и уж точно не как смертный грех.

Согласно исследованиям, кроме прерванного полового акта мужчины всё же использовали презервативы. Кондомы (многократного, кстати, использования) делали из связанных бечёвкой мочевых пузырей и кишок животных. Более поздние версии изготавливали из льна. Первое время их применяли в качестве защиты от венерических заболеваний, а первое упоминание об использовании презерватива именно как контрацептива относится к середине XVII века.

Женщины иногда использовали вагинальные суппозитории из различных ингредиентов, обладающих спермицидным действием. По одному из рецептов нужно было приготовить пасту из измельчённых фиников, коры акации и толики мёда, пропитать этим составом клочок шерсти или ткани и поместить его в вагину.

10. Сексуальная дисфункция

a418_dysfunction

Если мужчина не мог заниматься сексом, Церковь призывала на помощь «частных сыщиков» – авторитетные деревенские жительницы обследовали пенис мужа и оценивали общее состояние его здоровья, чтобы понять может ли этот мужчина заниматься сексом для продолжения рода (или удовольствия). Если пенис деформирован или были другие причины, по которым брак не мог быть консумирован, пару разводили.

Многие средневековые европейские врачи были последователями исламской медицины. Мусульманские врачи и фармацевты первыми стали прописывать пациентам лекарства от эректильной дисфункции, порой сочетая медикаментозную терапию со специальной диетой. Большинство лекарств применялись орально, но были и некоторые местного применения и внутриуретрального.

Заботимся о мозге

Чтобы оказать благоприятное влияние на мозг:

ешь шалфей (но не слишком много), пей вино (умеренно), держи голову в тепле, часто мой руки, слушай музыку и песни, ешь горчицу и перец, вдыхай аромат красных роз, омывай виски розовой водой.

Вредят мозгу:

пьянство, пренебрежение головными уборами, напряжение глаз, злоупотребление ваннами, сыр, чеснок, шум, аромат белых роз.

A Rich Store-House or Treasury for the Diseased, 1596

Andreas Vesalius, De humani corporis fabrica, 1555

Andreas Vesalius, De humani corporis fabrica, 1555

Лечим похмелье

Надень на голову венок из диких или садовых фиалок — их аромат остудит голову и избавит тебя от похмелья.

Плиний Старший, Естественная история, 77 г. н.э.

Ask the Past by Elizabeth P.Archibald

Friedrich Overbeck "Italia und Germania", 1811-1828

Friedrich Overbeck «Italia und Germania», 1811-1828

Готовимся к пляжу

Положи олений мозг в достаточное количество воды, смешанной с пшеничной мукой, и оставь отстояться. Несколько унций полученного осадка смешай с яичными белками. На ночь покрой лицо этой пастой, утром умойся тёплой водой. Это отличный метод предотвратить ожог от солнечных лучей.

Abdeker: Or, the Art of Preserving Beauty, 1756

Ask the Past y Elizabeth P. Archibald

Queen Elizabeth I, 1572 Miniature by Nicholas Hilliard

Queen Elizabeth I, 1572
Miniature by Nicholas Hilliard

Гульфик: фавор и опала

По материалам кандидатской диссертации Виктории Миллер и сайта Кембриджского университета cam.ac.uk

Не оказав никакого влияния на моду, гульфик оставил след в живописи и литературе. В пьесе елизаветинских времён Wily Beguiled, персонаж по имени Уилл Крикет хвастается, что пользуется успехом у женщин, потому что у него «милое лицо, красивая борода, приятное тело и пьянящий гульфик».

Деталь мужского костюма, бывшая признаком хорошего тона 5 веков назад, одновременно прикрывала и привлекала внимание к той части тела, о которой в приличном обществе нельзя было и заикнуться. В 80-х годах 16 века французский философ Мишель Монтень описывает гульфик, как «пустое и бесполезное подобие органа, о котором мы не можем говорить, соблюдая приличия, но при этом выставляем его и кичимся им на публике».

Историки сходятся во мнении, что первоначально гульфик предназначался только для того, чтоб прикрыть определённую часть тела. Но постепенно его практическое значение (англ. Codpiece от просторечного cod — мошонка) сменилось исключительно эстетическим, и гульфик стал самостоятельным элементом костюма.

Мужское платье в 15 веке состояло из дублета или туники, шоссов, мантии или плаща. Шоссы представляли собой 2 отдельных чулка из шерсти или льна, крепящиеся по типу рыбацких сапог.

По мере того, как укорачивались дублеты и мантии, мужские выпуклости становились всё более заметны. Совершенно очевидно, что у этой моды вскоре появились противники, и моралисты начали её осуждать. В 1429 году в своей проповеди Сан Бернардино из Сиенны увещевал родителей, которые одевают детей в «дублет до пупка и чулки, между которыми по небольшому клочку ткани спереди и сзади, что является приманкой для содомитов, поскольку они не прикрывают плоть». В 1463 году в Англии парламент Эдварда IV обязал мужчин прикрывать «сокровенные органы и зады».

Изобразительные и литературные свидетельства тех времён показывают, что изначально гульфик был треугольным куском ткани под названием braye. Нижний кончик треугольника пришивался к чулкам, а два других угла пристёгивались к дублету, образуя клин. Со временем этот треугольный лоскут сменила мягкая набитая деталь, сконструированная таким образом, чтобы поддерживать то, что Монтень деликатно называл «наши секретные места», а Джованни Флорио в итальяно-английском словаре использует термины “pillcocke or pricke” (пенис, но если уж буквально, то «писюлька или хуй»).

Мужественность в 16 веке была в цене наряду с понятиями рыцарства, чести и романтики. Гульфики быстро стали инструментом крайне возмутительной формы демонстрации маскулинности. Самые выдающиеся образцы были невероятно вычурными, и, судя по портретам, к середине 16 века гульфики обрели эпические (если даже не приапические) пропорции. В дело шло всё: роскошный шёлк и бархат, украшение драгоценными камнями и вышивка. И даже маленькие мальчики были обязаны это надевать.

Понятие мужественности было тесно связано с проявлением военной мощи. Защитная накладка на гениталии была неотъемлемой частью костюма германских и швейцарских наёмников. На поле боя эта часть доспеха одновременно защищала и придавала агрессивности виду воина. Герой сатирического произведения Франсуа Рабле утверждает, что мужские гениталии требуют серьёзной защиты во время битвы, так же, как природа защищает орехи и семена «натуральными красивыми и прочными одёжками».

Сохранилось несколько образцов гульфиков. Среди этих редких экземпляров есть металлические, которые надевали с доспехами (принадлежавший Генриху VIII выставляется на экспозиции в лондонском Тауэре), а также шерстяные и бархатные, украшавшие чулки Сванте Стенссона Стуре и двух его сыновей (эти гульфики хранятся в Кафедральном Соборе Уппсалы в Швеции).

Историки моды долгое время спорили, почему в итоге гульфик впал в немилость, и пришли к выводу, что причина в моде на женственность, прокатившейся по французскому и английскому высшему свету. Искусные кружевные воротники и шарообразные панталоны свидетельствуют о смещении акцентов в сторону лиц и бёдер. Новое направление мужской моды становится заметно на портретных миниатюрах Николаса Хиллиарда конца 16 и начала 17 веков.

В последнюю четверть 16 столетия, гульфик сплющился и уменьшился в размерах и, наконец, был вытеснен новым модным веянием под названием peascod belly, то есть стручкообразный живот (модель дублета, за счёт специальных накладок расширяющаяся так, чтобы напоминать спелый стручок гороха).

К тому времени гульфик имел гораздо более скромные размеры и часто был спрятан в складках панталон. Даже в северных странах, где гульфик в бантах был явлением вполне обыденным, более поздняя его версия становится практически незаметной.

Дублет peascod мог быть таким же признаком мужественности, как и гульфик. В литературных произведениях они часто упоминались вместе и сравнивались. Стручок гороха был мощным сексуальным символом, уподобляемым мужским гениталиям. Более того, гороховое поле было удобным местом для интимных встреч, а выражение «лущить горох» использовалось как эвфемизм для сексуальных отношений. В пьесе Томаса Ингленда «Непослушное дитя» (1570) один герой, не расслышав коллегу, переспрашивает ‘…with my madame laye in the peeas?’ («… возлечь с моей  женой в горохе?», что, очевидно, созвучно «lay in peace» — покоиться с миром).

Изучив дизайн носовых платков из книги The Fair Maid (1607), историк Хуана Грин отмечает, что узор со стручком гороха был символом не только мужественности, но ещё и помолвки, супружества и фертильности

Ненормальные размеры дублетов peascod, как и гульфиков, со временем стали объектом насмешек. Кембриджский учёный Габриэль Харви в 1580 году высмеивает в своём стихотворении «стручковые» дублеты и «бесстручковые» чулки». В том же году моралист Джордж Стаббс пишет: «Теперь привлекательность меряется размером дублета, от которого живот торчит дальше гульфика».

Лет через 30 Роберт Хэйман написал стихотворение Two Filthy Fashions:

Of all fond fashion, that were worne by Men.

These two (I hope) will ne’r be worne againe:

Great Codpist Doublets, and great Codpist britch,

At seuerall times worne both by meane and rich:

These two had beene, had they beene worn together,

Like two Fooles, pointing, mocking each the other.

Что-то типа:

Из всех фасонов, принимаемых мужьями,

С двумя, надеюсь, мы расстались навсегда:

Стручковыми дублетами и им под стать штанами,

Что раньше украшали богача и бедняка.

А если оба будут надеваться,

Не знаю я, над чем сильней смеяться.

Существует достаточно исторических примеров мужской зацикленности на своей маскулинности, особенно на вопросах размера. В манускрипте конца 15 века Detti Piacevoli упомянута такая шутка (пер. Барбры Боуэн): «Женщину спросили, какого размера пенисы она предпочитает – большие, средние или маленькие». Она ответила: «Средние», а в качестве причины назвала то, что больших и не бывает». Мода, как ни крути, есть инструмент общения. Одежду мы используем, чтобы показать, кто мы есть или кем хотим казаться. И аксессуары несут сложные культурные смыслы. Автор диссертации полагает, что мода 16 века отражает приоритеты мужчин тех времён – их озабоченность демонстрацией мужественности, воинской доблести и мужества.

Ну и картиночка вам уже от меня )

Madrid runway, 2010, designer Isabel Mastache

Madrid runway, 2010, designer Isabel Mastache